Штаб-квартира Департамента здравоохранения Басков – оригинальная архитектура

8 мрачных зданий, которые могут стать резиденцией для киношных душегубов

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

При взгляде на некоторые архитектурные концепции диву даешься, как можно было создать здания музеев, институтов, храмов, библиотек в столь мрачных очертаниях, что просто холодок по коже. В них впору снимать фильмы об отъявленных душегубах. Как оказалось, не только разыгравшаяся фантазия архитекторов стала причиной столь незаурядного строительства, но и масса других правил и требований, заставивших сотворить столь необычные здания.

1. Штаб-квартира Департамента здравоохранения в Бильбао (Баскония, Испания)

Весьма необычное здание было создано архитектурной компанией «Coll-Barreu Arquitectos» для Департамента здравоохранения города Бильбао, что в Басконии (Испания). Его концепция вызвала огромный интерес как у общественности, так и в профессиональных кругах. Ведь глядя на это семиэтажное здание, очень сложно определить его стиль и задумку авторов.

Как оказалось, это фантастическое сооружение проектировалось с учетом всех драконовских правил мэрии города, которые обязывают строить новые здания, максимально дублирующие конструкции и архитектурный стиль близлежащих домов.

2. Исследовательский институт экспериментальной медицины в Берлине (Германия)

Это жуткое здание похоже больше на огромную камеру пыток, а не на научно-исследовательский институт экспериментальной медицины. Хотя в нем проводят испытания новых лекарственных препаратов на подопытных животных, которых в его стенах может находиться до 90 тысяч.

Столь неординарное и зловещее архитектурное чудо создал Герд Ханск. По форме и конструкции он оказался похож на огромный военный линкор. Сходство придают торчащие из стен трубы, которые выполняют роль вентиляционных труб, очень похожие на артиллерийские орудия.

3. Музей транспорта Риверсайд (Глазго, Великобритания)

Сам городской музей транспорта в Глазго создан еще вначале 1960-х годов и пользуется популярностью у британцев и гостей страны. А когда в 2011 году у него появилось собственное помещение, спроектированное известным своим неординарным походом агентством Zaha Hadid Architects, то оно превратилось в самую главную достопримечательность Глазго.

Его специально расположили в месте слияния двух рек, воплотив в жизнь неординарную идею движения водных потоков и машин. Учитывая габариты некоторых экспонатов музея (например, только один 179-тонный локомотив требует немалого помещения), архитекторы придумали весьма неординарной формы ангар, от вида которого просто захватывает дух.

Если посмотреть на него с высоты птичьего полета, складывается впечатление, что его формы напоминают возвышающиеся волны или же складки тяжелой ткани. Созданные «складки» (в конструкции их пять) образуют кровлю, которая напоминает силуэт крыш Старого Глазго.

Торцы с южной и северной сторон остеклены, благодаря этому можно не только увидеть музей в разрезе, но и обеспечить все помещение естественным освещением. При этом здание органично связывается с окружающим ландшафтом. Благодаря изгибающемуся единому пространству длиной 120 метров, удалось разместить даже самые большие экспонаты.

4. Дом-памятник на горе Бузлуджа (Болгария)

Этот фантастической формы Дом-памятник на вершине горы Бузлуджа был возведен в 80-х годах прошлого века в честь коммунистической партии Болгарии. Этот комплекс включал не только само здание, но и туристические базы, всевозможные сувенирные лавки, кафе и рестораны. Была даже проложена асфальтированная дорога по всему пути следования к нему.

Главная идея создания столь неординарного памятника на одной из вершин Балканских гор – сохранить память о жестоком противостоянии между Болгарией и Османской империей и зарождению болгарской компартии.

После падения коммунистического режима мемориал прекратил свое существование в качестве музея и, к сожалению, на данный момент находится в полуразрушенном состоянии.

5. Форт «Император Александр I» он же «Чумный» в Кронштадте (Россия)

Форт «Император Александр I» возводился как оборонительное сооружение еще в 1838-1845 годах. Он имеет довольно таки внушительные размеры 90 на 60 метров и состоит из четырех боевых ярусов, на которых запросто размещается 137 артиллерийских орудий, что позволяло вести круговую оборону. Также были оборудованы казармы, кухня, баня, много различных вспомогательных помещений и склады для боеприпасов.

Примечательно то, что форт никогда не участвовал в боевых действиях, но его грозный вид оставил неизгладимые впечатления у командиров союзной эскадры адмирала Непира во время Крымской войны. С появлением новых артиллерийский орудий форт перестал выполнять оборонительные функции и был превращен в склад боеприпасов.

Со временем возникла необходимость создания медицинской лаборатории для борьбы с чумой, а форт «Император Александр I» представлял собой идеальное место для ее организации.

Поэтому в 1897 году здесь были организованы «чумные» лаборатории Института экспериментальной медицины, после этого он получил новое название – форт «Чумный».

6. Национальная библиотека в Минске (Беларусь)

Для Национальной библиотеки Беларуси в 2006 году было возведено новое здание по проекту архитекторов Виктора Крамаренка и Михаила Виноградова, который они разработали еще в конце 80-х прошлого столетия.

Это необычное 23-этажное футуристическое здание, которое напоминает алмаз, стало визитной карточкой столицы и является не только местом для хранения богатейшего собрания книг, но и огромным мультифункциональным центром, который способен одновременно принять более 2000 посетителей. В нем слились воедино высокие технологии, современный дизайн и необычная архитектура.

7. Кафедральный собор Notre Dame de l’Assoption (Клермон-Ферран, Франция)

Этот готический собор из вулканического черного камня возводился несколько столетий. Основное строительство шло в VIII — XIV веках, но лишь в 1902 году храм принял свои теперешние очертания и невероятную (порой жутковатую!) монументальность.

Его поистине исполинские двойные шпили черного цвета возвышаются на целых 108 метров над крышами домов и выглядят несколько устрашающе.

Но великолепные фрески, рассказывающие о крестовых походах, и яркие витражи выглядят настолько потрясающе, что у посетителей просто захватывает дух от такой красоты.

8. Тематический парк Ferrari World (Абу-Даби, ОАЭ)

Невероятный тематический парк Феррари (самый крупный в мире) был открыт в 2010 году в Абу-Даби. Этот крытый парк занимает огромную территорию (более 86 тысяч кв. метров), которая равняется семи футбольным полям, а его высота достигает 45 метров.

Главенствующее место этого удивительного парка занимает стеклянный туннель просто-таки гигантских размеров. Именно здесь располагаются самые фантастические аттракционы, которые помогут воплотить нереальные мечты – почувствовать себя гонщиком Формулы 1 с помощью имитатора и десятки других видов развлечений.

А для смелых организовали аттракцион, который поможет почувствовать себя бароном Мюнхгаузеном – экстремалы забираются в капсулу, и сквозь сорока восьми метровую крышу специальная пушка выстреливает их на высоту 42 метра. Более подробно обо всех аттракционах и фантастических приключения в этом парке можно узнать из материалов Novate.ru.

Всемирно известная итальянская компания Ferrari, выпускающая первоклассные автомобили более 60 лет и ставшая символом запредельной скорости и высокого статуса, имеет безупречную репутацию. Но, несмотря на столь огромную популярность своего бренда, прячет как минимум 10 скелетов в шкафу, о которых мало кто знает.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Гид от инсайдера: Бильбао и окрестности

Столица страны Басков превратилась из захолустной окраины в центр современной культуры буквально за несколько лет. Рассказываем, какие объекты привлекают в Бильбао туристов со всего света

Штаб-квартира Департамента здравоохранения Басков

В конце 13 века на месте современного Бильбао находилась рыбацкая деревушка, которая за шесть столетий разрослась в крупный промышленный центр «страны Басков». Однако, финансовый кризис и пожары привели к упадку Бильбао, поэтому его администрации был необходим стремительный план выхода из кризиса.

В 1995 году в рамках модернизации Бильбао сюда пригласили британца Нормана Фостера. Его присутствие объяснялось практической необходимостью: городу было нужно метро, соединяющее правый и левый берег реки, а также город с побережьем. Интерьер станций получился довольно простым и минималистическим. Однако «стеклянные уши» — входы и выходы в виде полусфер, особенно полюбились местным жителям, которые прозвали их «Фостеритос» (уменьшительно-ласкательное произношение фамилии архитектора на испанский лад).

Вход на станцию метро Бильбао.

В то же время нью-йоркский фонд Соломона Р. Гуггенхайма планировал расширение и подыскивал место для нового музея, остановив свой выбор на Бильбао. В конкурсе участвовали Арата Изоцаки, Куп Химмельблау и Фрэнк Гери. Заказ получил Гери, который с помощью компьютерных технологий воссоздал свои поэтические видения, не имеющие равных по красоте и употизму.

Городские власти планировали разместить музей центре города, на месте бывшего винного склада. Но Гери выбрал заброшенный участок земли в старом порту. Благодаря видению архитектора этот участок с 1997 года (времени открытия музея) собирает 10 миллионов посетителей со всего мира.

Здание Гуггенхайма построено в стиле деконструктивизма, положившего начало эпохе эффектной, зрелищной архитектуры. Центральный 55-метровый атриум напоминает гигантскую распускающуюся розу, лепестки которой расходятся в замысловатых изгибах-анфиладах, приспособленных под 19 выставочных залов.

Фасад облицован листами титана и имеет мягкие контуры. Сам архитектор заявил, что многочисленные изгибы фасадов предназначены для улавливания света, который в самом деле мягко мерцает на поверхностях здания в зависимости от освещения и времени суток.

Читайте также:  Перед строительством частного дома

У входа в музей стоит щенок работы Джеффа Кунса по кличке «Пуппи». 30-метровая инсталляция терьера из стальных конструкций и 70 тысяч живых цветов была привезена в Бильбао в честь открытия музея, но так полюбилась горожанам, что так и осталась охранять музей. Со стороны реки находятся скульптурные композиции «Маман» Луиз Буржуа, «Высокое дерево и глаз» Аниша Капура и еще одна работа Джеффа Кунса «Тюльпаны».

Фрэнком Гери оформлены также ресторан «Неруа» и «Бистро» в здании музея. Оба заведения принадлежат к известной гастрономической сети, в которую входит «Мугариц» близ Сан Себастьяна (считается одним из 15 лучших ресторанов в мире).

Однако самым авангардным заведением считается Azurmendi звездного шефа Энеко Атча. Ресторан разместился среди бескрайних полей в 15 минутах езды от Бильбао. Его биоклиматическое здание — дань экологической архитектуре.

Оно создано по принципу самообслуживания, собирает воду для орошения сада на крыше и вырабатывает электричество с помощью солнечных батарей. Интерьер Azurmendi сочетает простые линии, натуральные материалы из дерева с компактной поверхностью камня.

Стены заменяют слегка затемненные стекла, которые впускают достаточно света и окрестный пейзаж. Мебель создана местным дизайнером Lievore Altherr Molina. В фойе из пола произрастают деревья, журчат фонтанчики и тянется плющ. Путь к зданию пролегает через террасы виноградников, где культивируется плоды знаменитого баскского вина Чаколи, которое подают тут же к столу.

Вино — не только гордость басков, но и культурное наследие. Один из самых известных винных складов был построен Риккандо Бастидой в 1906-09. Именно его предлагали Фрэнку Гери под строительство Гуггенхайма. Теперь Филипп Старк спроектировал здесь культурно-развлекательный центр Azkuna Zentroa, открывшийся в 2010 году.

Культурно-развлекательный центр Azkuna Zentroa.

Старк оставил основные конструкции здания, сохранив три куба, разделенные коридорами. В здании разместились спортивный клуб с бассейном и солнечной террасой, библиотека, кинотеатр, выставочный зал, рестораны и кафе, а также творческие мастерские, которые предоставляют под проекты художникам, музыкантам и дизайнерам.

Кирпичная кладка интерьера оживлена забавными колоннами работы Лоренцо Баральди с декорациями в виде «куриных лап», пивных бочек или античной архитектуры. Напротив входа, в огромном зале, Старк соорудил экран с изображением Солнца.

Культурно-развлекательный центр Azkuna Zentroa.

Недалеко от постройки Старка в 2008 году возвели здание Департамента здравоохранения с оригинальным футуристическим фасадом, преломляющимися зеркальными поверхностями, спроектированными Хуаном Коллом-Барро и Даниэлем Гутьерресом Сарсой. Захе Хадид поручили перестроить промышленный пригород Zorrozaurre, а также 23-этажный 105-метровый небоскреб банка Bilbao Bizkaia Kutxa.

Zorrozaurre является небольшим полуостровом на подходах к Бильбао со стороны побережья. Согласно плану Хадид, участок будет превращен в остров, соединенный с районами города мостами. Наряду с жилыми домами к 2025-30 годам планируется возвести два технологических центра, большой парк, широкую набережную и систему транспортных путей.

Небоскрёб банка Bilbao Bizkaia Kutxa

Творческим замыслом аргентинца Сезара Пелли стал 165-метровый небоскреб Iberdrola Tower, штаб-квартира одноименной электроэнергетической компании. Его фасад покрывают 4800 стеклянные панели.

Среди других архитектурных проектов особенно следует отменить мосты. Самый старый мост-транспортер находится за пределами города. Его построил в 1893 году ученик Густава Эйфеля, баскский архитектор Альберто де Паласио. Мост предназначен лишь для перевозки грузов и числится в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Неподалеку от Гуггенхайма разместился мост Ла Сальве с «Красной аркой» работы француза Даниэля Бурена, которую воздвигли в честь 10-летнего юбилея Гуггенхайма. Самым знаменитым является пешеходный «Белый мост» или «Зубизури» создателя аэропорта Бильбао испанца Сантьяго Калатрава (Santiago Calatrava).

Напротив Гуггенхайма находится Gran Hotel Domine. С его террасы открывается один из самых зрелищных видов на музей. В фойе, напоминающем работы русских конструктивистов, возвышается скальная скульптура и футуристическая лестница, очень похожая на интерьеры нью-йоркского Гуггенхайма.

Все эти работы испанского дизайнера Хавьера Марискалю, известного за сложные идеи и простоту форм, за интерьеры, которые совмещают в себе комиксы, иллюстрации, графику, промышленный дизайн и мультимедия. Мебель отеля похожа на энциклопедию 20-го века.

Отель Gran Hotel Domine.

Каждый этаж имеет свой цветовой код и украшен тематическими произведениями современного искусства. Кафе «Метрополь» отдает дань архитектурному стилю 1920-х и Баухаузу. Номера довольно просты, однако оснащены высокотехническим оборудованием. Над ваннами в прошлом году поработал Филипп Старк.

Отель Gran Hotel Domine.

Современный стиль с минималистским интерьером сочетает в себе другой дизайнерский отель Miró, построенный местным архитектором Карменом Абадом Ибаньесом де Матауко и спроектированный известным модельером Антонио Миро. Его интерьеры украшены элегантными кремовым с черными и красными акцентами. Миро искусно подобрал современную фотографию Concha Prada и Marc Viaplana в качестве единственного украшения интерьеров.

Номер отеля Miró.

Кроме современной архитектуры в старом городе Casco Viejo Бильбао имеется готический собор 15 века Santiago Cathedral, посещение которого является частью El Camino de Santiago (Пути Святого Иакова). Особого внимания заслуживает кулинарный рынок Mercado de la Ribera, вошедший в книгу рекордов Гиннесса за свои размеры, а для любителей архитектуры ценен окнами в стиле «арт деко», поклонниками гастрономии — зайти на первый этаж и полакомиться местными пинчос (местными бутербродами-тапасами). Но лучшее место для дегустации пинчос — Plaza Nueva.

Собор Santiago Cathedral.

 В окрестностях Бильбао

Столицей «пинчос» считается Сан-Себастьян. Хотя сегодня в окрестности Сан-Себастьяна и Бильбао больше едут из-за ресторанов из гида Мишлен. Интересным гастрономическим и архитектурным проектом является Echaurren, гостиница, бар и ресторан, которые были создали из старой почтовой станции с конюшнями. Неподалеку разместился отель Marques de Riscal работы Фрэнка Гери.

Отель Marques de Riscal.

Здание похоже на миниатюрный Гуггенхайм, в котором узнаются огромные жестяные ленты архитектурного авангардиста. В отличие от дизайнерского Бильбао, Сан-Себастьян хранит традиции французской Belle Époque. Среди современных архитектурных проектов следует отметить лишь Центр Современной культуры Tabakalera. Он разместился в здании бывшей табачной фабрики, которую превратили в резиденции для художников, выставку творческих проектов музыкантов, дизайнеров, модельеров и художников.

Отель Marques de Riscal.

Ближе к Франции находится Памплона, известная за «бег быков — Сан Фермин», который проводится здесь более 800 лет. Однако близость к французской границе не отразилась на архитектуре городка. Самой большой достопримечательностью здесь считается средневековый собор и крепостные стены. Постепенно местные новаторы привлекают в эту местность современных дизайнеров и архитекторов.

Среди построек интересна галерея Museo Universidad de Navarra работы архитектора Рафаэля Монео. Местные жители надеются, что она сделает для Памплоны то, что сделал Гуггенхайм для Бильбао.

Галерея Museo Universidad de Navarra.

Над другим проектом, отелем Muga de Beloso, потрудились архитекторы Луис Тена Нуньес, Хавьер Эрасо Зулатеги и Лаура Менендес Хименес. Здание напоминает промышленный комплекс выросший среди широких полей. Внутри царит функциональный уют.

Отель Muga de Beloso.

Последняя новинка — ресторан La Biblioteca, открывшийся в июне 2018. Раньше его пространство использовалось гостями как библиотека и по сей день там сохранились полки и книги. Шеф-повар Леандро Гил считает, что библиотека, как и ресторан выполняют похожую миссию — абстрагирование от внешнего мира, а также путешествия во времени и пространстве.

Ресторан La Biblioteca.

Хёрст Шкулёв Паблишинг

Москва, ул. Шаболовка, дом 31б, 6-й подъезд (вход с Конного переулка)

Штаб-квартира Департамента здравоохранения Басков – оригинальная архитектура

В первый понедельник октября во всем мире отмечается международный профессиональный праздник архитекторов и ценителей архитектурных шедевров — Всемирный день Архитектуры. Предлагаю «отметить» этот праздник и посмотреть подборку самых удивительных, самых невероятных, а, порой, и самых нелепых архитектурных сооружений современности. Возможно, глядя на них вы сможете разглядеть для себя очередную идею для своего творчества.

«Архитектура — это застывшая музыка» — когда очень давно сказал Фридрих Шеллинг. Но разве мог он предположить, что к его знаменитому высказыванию, в наше время совсем скептицизмом будут добавлять: «застывшая от ужаса» или «онемевшая в беззвучном крике».

Не нам судить, что сейчас происходит с современной архитектурой — время упадка или, наоборот, невероятного подъема. Нам остается только признать, что в мире создано огромное количество сооружений, вызывающих своим неординарным видом целую бурю эмоций и переживаний.

Часть этих сооружений созданы всемирно известными архитекторами, другие — талантливыми самоучками. Но ни одно из них не оставляет никого равнодушным: они вызывают шок и удивление, улыбку и восхищение.

Зеленая цитадель (Магдебург, Германия, архитектор Фриденсрайх Хундертвассер)

Танцующий дом (Прага, Чехия, архитектор Фрэнк Гери)

Кубические дома (Роттердам, Нидерланды, архитектор Пит Блом)

Читайте также:  Дренажная система фундамента правильное строительство

Мусоросжигательный завод Шпиттелау (Вена, Австрия, архитектор Фриденсрайх Хундертвассер)

Часовня в скале (Седона, США, архитектор Маргарита Бринсвиг Штауде)

Библиотека Луи Нюсера (Ницца, Франция, архитекторы Ив Байяр и Франсис Шапю)

Музей Гуггенхайма (Бильбао, Испания, архитектор Фрэнк Гери)

Мормонский храм (Индепенденс, Миссури, США, архитектор Джио Обата)

Храм Лотоса (Нью-Дели, Индия, архитектор Фариборз Сахба)

Музей современного искусства (Нитерой, Бразилия, архитектор Оскар Нимейер)

Концертный зал имени Уолта Диснея (Лос-Анджелес, США, архитектор Фрэнк Гери)

Небоскреб Aqua tower (Чикаго, США, архитектор Джоан Ганг)

Небоскреб Gherkin building, или Огурец (Лондон, Великобритания, архитектор Норман Фостер)

Штаб-квартира Центрального телевидения КНР (Пекин, Китай, архитекторы Рем Колхас и Оле Шерен)

Национальная библиотека Беларуси (Минск, Беларусь, архитекторы Михаил Виноградов и Виктор Крамаренко)

Торгово-развлекательный комплекс «Хан Шатыр» (Астана, Казахстан, архитектор Норман Фостер)

Отель-казино Grand Lisboa (Макао, Китай, архитекторы Деннис Лау и Сун Мен)

Штаб-квартира департамента здравоохранения басков (Бильбао, Испания, архитекторы Хуан Колл-Барро и Даниэль Гутьеррес Сарса)

Башня Бурдж-Халифа (Дубай, ОАЭ, архитектор Эдриан Смит)

Парк Футуроскоп (Пуатье, Франция, архитектор Дэнис Ламинг)

Штаб-квартира банка Nord/LB (Ганновер, Германия, архитектор Штефан Бениш)

Перевернутая пирамида (Темпе, Аризона, США, архитектор Майкл Гудвин)

P.S. И все-таки не будем забывать о том, что у некоторых архитекторов весьма своеобразное чувство юмора:

Кривой домик (Сопот, Польша, архитектор Яцек Карновски)

Перевернутый дом (Шимбарк, Польша, архитектор Даниэль Чапевски)

Гостиница «Сумасшедший дом» (Далат, Вьетнам, архитектор Дант Вьент Нга)

Дом-ракушка «Наутилус» (Наукальпан, Мексика, архитектор Хавьер Сеносиан)

Оригинальные проекты прибыли не приносят

В Петербурге крайне мало торговых или офисных объектов, которые отличаются оригинальной архитектурой. Как говорят специалисты, напрямую на поток посетителей или арендаторов внешний вид здания не влияет. Преимущества оригинального вида здания носят лишь имиджевый характер.

Эксперты признают, что уникальная архитектура необходима только самым дорогим офисным центрам, расположенным в особых местах. “Если объект находится в центре города, необходимо вписать его в ткань исторической застройки, и инвестор просто вынужден “потратиться” на проектирование фасадов. Например, МФК “Преображенский” выстроен в классическом стиле, и с фасада неотличим от других исторических зданий, расположенных здесь же. Если же речь идет о реконструкции, например, бывшего промышленного здания, не представляющего исторической ценности, в удаленном от центра районе, то никто не будет задумываться об архитектурном облике — достаточно сделать современную отделку, чтобы объект выглядел аккуратно. Например, бизнес-центр “Луч” на Охте — его облик просто “осовременили” с помощью отделочных материалов. Эксклюзивная архитектура в этих случаях не имеет никакого смысла”, — рассуждает Константин Меркель, заместитель директора департамента офисной недвижимости “Colliers International Санкт-Петербург”.

Сегодня при проектировании бизнес-центров фокус смещается на инженерные и проектировочные решения, поскольку наиболее важным является функциональность и удобство внутренних пространств здания. “Проектируя пространство современного бизнес-центра, архитектор должен учитывать потребность современного арендатора в гибкости, поэтому один из последних трендов — изменяемое пространство, которое может адаптироваться под нужды арендатора. Также пространство бизнес-центра должно максимально использоваться и приносить полную отдачу”, — полагает Денис Радзимовский, генеральный директор “S.A.Ricci — Санкт-Петербург”.

“Из офисных центров с необычной архитектурой приходят на ум в первую очередь бизнес-центры “Лангензипен” и “Бенуа”. Однако, если говорить именно об офисных зданиях, то нужно отметить два момента. Во-первых, отношение к той или иной архитектуре здания является субъективным, и то, что может понравиться одним арендаторам, совсем не подойдет другим. Во-вторых, архитектурное решение фасада не является решающим фактором при выборе бизнес-центра. Для арендаторов большее значение имеет эффективность планировочных решений и профессионализм управляющей компании”, — считает Лилия Еременко, руководитель отдела по работе с владельцами офисных помещений Jones Lang LaSalle в Санкт-Петербурге.

Впрочем, архитектурные изыски способны скрыть некоторые недостатки объекта. “Например, в скором времени на площади Конституции появится уникальный бизнес-центр Leader Tower. Объект несколько проигрывает по транспортной доступности — далековато от центра, пробки. Но это будет первый небоскреб Петербурга высотой 140 м. В качестве одной из главных особенностей здания заявлен его медиафасад — стеклянный фасад с подсветкой, который представляет собой большую информационную систему. Декоративная динамическая подсветка здания с элементами медиаформата не только украсит ночной город, но и сделает новый деловой центр одним из самых узнаваемых в Петербурге. Такой объект, безусловно, станет знаковым для города, и эта статусность отодвинет сложности транспортной доступности на второй план”, — полагает Константин Меркель.

Александра Смирнова, директор департамента брокериджа NAI Becar в Санкт-Петербурге, среди проектов, отличающихся оригинальным внешним обликом, отмечает также деловой комплекс “Санкт-Петербург — Плаза”, проектируемый “Лахта-центр”, деловой квартал “Невская ратуша”. “Так, например, в проекте “ВТБ-Девелопмент” (“Невская Ратуша”. — “Ъ” ) будут использованы уникальные итальянские фасады, которые не использовались в строительстве до этого”, — рассказывает Александра Смирнова.

“Что касается ставок капитализации, то, по нашим оценкам, архитектура проекта на них не влияет. Например, бизнес-центр “Регент-Холл” предыдущим губернатором был официально признан градостроительной ошибкой, однако он был успешно продан в 2010 году компании “Ренессанс Девелопмент””, — говорит господин Радзимовский.

Полина Белова, руководитель проектов объединенной проектной группы Red Line, полагает, что оригинальный внешний вид может повысить стоимость строительства объекта на 15-20%, однако при этом арендные ставки от этого значительных изменений не претерпят. “Надо понимать, что для арендаторов первоочередными факторами при выборе объекта является его локация, качество предлагаемой инфраструктуры. При этом объекты с оригинальной архитектурой — всегда на слуху и имеют положительный имидж, поэтому спрос на них может быть выше. Встречаются и неудачные примеры — торговый комплекс “Штрих-Код””, — говорит госпожа Белова.

Сергей Канаев, коммерческий директор Nagatino i-Land, высказывает свое мнение: “Конечно, в большинстве случаев арендаторы хотят видеть особенный объект. Как правило, такая “особость” не влияет ни на стоимость аренды, ни на выбор. Но это крайне полезно для имиджа девелопера”.

Бороться архитектурой с конкурентами

Чуть лучше обстоят дела с внешним видом в торговом сегменте. Это связано с тем, что конкуренция здесь несколько выше. Денис Радзимовский поясняет: “Время вносит определенные коррективы в вопросы о требованиях к проектированию торговых центров. Петербург уже давно по количеству торговых площадей на тысячу жителей опережает не только Москву, но и некоторые европейские столицы. В борьбе за внимание посетителей девелоперы начинают задумываться об эстетической привлекательности и архитектуре будущего проекта. Торговые комплексы наряду с другими зданиями формируют городское пространство, поэтому важно понимать, впишется ли проект в архитектурный ансамбль в той локации, где он строится”.

Дмитрий Золин, управляющий директор сети бизнес-центров “Сенатор”, считает, что фасад всегда “продает” объект. “Это правило действует как для офисных, так и для торговых центров. Если человек проезжает мимо торгового центра и его привлекает оригинальная архитектура, то, скорее всего, он посетит его. Среди торговых центров можно отметить ТРК “Варшавский экспресс” и обновленный ДЛТ”, — рассуждает Дмитрий Золин.

“Если говорить про оригинальные решения в мире, то на Кипре есть бизнес-центр, полностью лишенный острых углов. В Лондоне находится известный бизнес-центр в форме огурца — Swiss Re Tower, в котором “сидит” швейцарская страховая компания “Свисс Ре” (Swiss Reinsurance Company). Этот объект также интересен тем, что в нем используются солнечное освещение и естественная вентиляция. Очень много интересных объектов — штаб-квартир компаний, когда они стараются создать здание, внешне ассоциирующееся с брендом этой компании. Например, здание штаб-квартиры компании Longaberger house, производящей корзины, выглядит именно как корзина. Штаб-квартира Департамента здравоохранения басков находится в Испании (Энсанче). Двойной фасад здания представляет собой изломанную композицию из стекла, причем изломанность его линий не отражается на ощущениях тех, кто находится внутри здания”, — говорит госпожа Белова.

В Москве к оригинальным объектам участники рынка относят “Риверсайд Тауэр” (Красные холмы), “Павелецкую башню”, “Москва-Сити”, “Легион”. Сергей Канаев сообщил, что вторая очередь Nagatino i-Land будет с фасадами, меняющими цвет.

Но за оригинальность приходится платить. По оценкам Дмитрия Золина, затраты при сложном проекте могут достигать и $2000 за квадратный метр, если применять дорогостоящие строительные и отделочные материалы или создавать очень сложные архитектурные формы.

Любава Пряникова, руководитель направления коммерческой недвижимости консалтингового центра “Петербургская недвижимость”, также к объектам с оригинальной архитектурой относит бизнес-центр класса А Quattro Corti, в котором при сохранении облика исторических фасадов удалось создать оригинальное внутреннее пространство, изюминкой его стали четыре цветных внутренних двора (разработчик — студия Piuarch, Италия), а также бизнес-центр класса А “Линкор”. Архитектурная концепция последнего была разработана мастерской “Студия 44”, фасад здания стилизован под корабль, он перекликается с пришвартованной неподалеку “Авророй”. “Симбиоз престижного месторасположения на Петроградской набережной, названия и облика здания, несомненно, увеличивает привлекательность для арендаторов”, — считает госпожа Пряникова).

Читайте также:  Производство геодезии участка перед строительством

Самые оригинальные здания, созданные за несколько последних десятилетий

Когда Фридрих Шеллинг говорил: «Архитектура — это застывшая музыка», едва ли он мог хотя бы предположить, что в XX и XXI веках к его высказыванию прибавят скептическое «застывшая от ужаса» и «онемевшая в беззвучном крике». Можно бесконечно долго рассуждать о том, находится современная архитектура в сотоянии упадка или подъема, но все же необходимо признать: в мире есть немало сооружений, которые способны одним своим видом вызывать целую бурю эмоций. Некоторые из их созданы архитекторами с мировыми именами, некоторые — талантливыми самоучками, одни вызывают шок, удивление, другие — улыбку, третьи — восхищение, главное — они никого не оставляют равнодушным. Сегодня, во Всемирный день архитектуры, я собрал фотографии зданий, в облике которых музыка звучит особенно громко.

Зеленая цитадель (Магдебург, Германия, архитектор Фриденсрайх Хундертвассер)

Танцующий дом (Прага, Чехия, архитектор Фрэнк Гери)

Кубические дома (Роттердам, Нидерланды, архитектор Пит Блом)

Мусоросжигательный завод Шпиттелау (Вена, Австрия, архитектор Фриденсрайх Хундертвассер)

Часовня в скале (Седона, США, архитектор Маргарита Бринсвиг Штауде)

Библиотека Луи Нюсера (Ницца, Франция, архитекторы Ив Байяр и Франсис Шапю)

Музей Гуггенхайма (Бильбао, Испания, архитектор Фрэнк Гери)

Мормонский храм (Индепенденс, Миссури, США, архитектор Джио Обата)

Храм Лотоса (Нью-Дели, Индия, архитектор Фариборз Сахба)

Музей современного искусства (Нитерой, Бразилия, архитектор Оскар Нимейер)

Концертный зал имени Уолта Диснея (Лос-Анджелес, США, архитектор Фрэнк Гери)

Небоскреб Aqua tower (Чикаго, США, архитектор Джоан Ганг)

Небоскреб Gherkin building, или Огурец (Лондон, Великобритания, архитектор Норман Фостер)

Штаб-квартира Центрального телевидения КНР (Пекин, Китай, архитекторы Рем Колхас и Оле Шерен)

Национальная библиотека Беларуси (Минск, Беларусь, архитекторы Михаил Виноградов и Виктор Крамаренко)

Торгово-развлекательный комплекс «Хан Шатыр» (Астана, Казахстан, архитектор Норман Фостер)

Отель-казино Grand Lisboa (Макао, Китай, архитекторы Деннис Лау и Сун Мен)

Штаб-квартира департамента здравоохранения басков (Бильбао, Испания, архитекторы Хуан Колл-Барро и Даниэль Гутьеррес Сарса)

Башня Бурдж-Халифа (Дубай, ОАЭ, архитектор Эдриан Смит)

Парк Футуроскоп (Пуатье, Франция, архитектор Дэнис Ламинг)

Штаб-квартира банка Nord/LB (Ганновер, Германия, архитектор Штефан Бениш)

Перевернутая пирамида (Темпе, Аризона, США, архитектор Майкл Гудвин) P.S. И все-таки не будем забывать о том, что у некоторых архитекторов весьма своеобразное чувство юмора:

Кривой домик (Сопот, Польша, архитектор Яцек Карновски)

Перевернутый дом (Шимбарк, Польша, архитектор Даниэль Чапевски)

Гостиница «Сумасшедший дом» (Далат, Вьетнам, архитектор Дант Вьент Нга)

Дом-ракушка «Наутилус» (Наукальпан, Мексика, архитектор Хавьер Сеносиан)

Здоровая архитектура. Проекты для сферы здравоохранения

В нашей новой подборке мы показываем современные проекты городских поликлиник, больничных корпусов и прочих объектов столичного здравоохранения, реализующихся в Москве. Их архитектура постепенно уходит от типовых решений в пользу индивидуальных, привязанных к потребностям и застройке конкретного района.

Большой процент объектов медицинской инфраструктуры, доставшейся в наследство от советского времени, составляют типовые решения с использованием сборных конструкций. Типовым является не только облик, но и, соответственно, структура зданий, не позволяющая им учитывать ни градостроительные особенности участка, ни варьировать набор и величину отделений, исходя из потребностей каждого отдельно взятого района. Участки под строительство поликлиник в микрорайонной застройке зачастую выделялись по остаточному принципу — они не всегда достаточны по размеру и не всегда удобны.

Новый корпус Морозовской детской больницы (4-й Добрынинский пер., 1/9)

Потребность в современном развитии мед учреждений заставила постепенно перейти к монолитному строительству с более гибкой планировкой, учитывающей конкретные задачи. Довольно часто перед проектировщиками встает и вопрос реконструкции существующих корпусов с организацией нормальной логистики, навигации и дополнительных связей между различными корпусами. За всем этим следует и новая архитектура больниц и поликлиник, современные композиционные приемы и планировки, современные материалы в отделке.

Как и в случае большинства объектов социальной инфраструктуры в городе, задача архитектуры в данном случае быть не столько модной и выдающейся, сколько повышать качество жизни, создавать привлекательное общественное пространство. Итогом работы Москомархитектуры с проектировщиками данных зданий становится современное и комфортное пространство мед учреждений, для которых гуманность среды, как отмечал еще Фрэнк Ллойд Райт, особенно важна.

Новый корпус Морозовской детской больницы (4-й Добрынинский пер., 1/9)

Строящийся новый корпус Морозовской детской больницы (4-й Добрынинский пер., 1/9) общей площадью 71,2 тыс. кв. м расположен на месте одноэтажных корпусов, построенных в 1930-х годах. Семиэтажное здание, имеющее двухуровневую подземную часть, соединят крытым надземным переходом с существующим корпусом, который впоследствии перепрофилируют в административный. Новый лечебный корпус будет состоять из приемного отделения с фильтр-боксами для поступающих пациентов на 1 этаже и палат, размещенных на 2-7 этажах. В здании будет два профиля — терапевтический и хирургический. Помимо лечебно-диагностических помещений, в нем появятся игровые и учебные комнаты.

Облик корпуса вдоль улицы сформируют три выступающих «ризалита», сочетающие остекление с вертикальными алюминиевыми профилями и керамические фасадные панели бежевого и оранжево-коричневого оттенков. Все первые этажи имеют витражное остекление. Внутри здания появятся два небольших озелененных дворика. Дополнительно будут построены два новых въезда на территорию больницы с 3-го Люсиновского переулка: в подземную часть нового здания и к приемному отделению.

Детско-взрослая поликлиника в Щукино (Пехотная ул., 3)

Детско-взрослая поликлиника в Щукино (Пехотная ул., 3) имеет форму пластины, вытянутую вдоль улицы с яркими цветными вставками, разбивающими протяженный фасад 6-тиэтажного здания на более сомасштабные окружению части. Все фасады, а также входные группы выполнены с витражным остеклением в сочетании с керамогранитной плиткой бело-серо-зеленых оттенков.

Отдельно стоящее здание поликлиники имеет удобный доступ для посетителей и персонала, перед входами предусмотрены площадки для отдыха. Трехуровневая система оказания амбулаторно-клинической помощи населению предусматривает принцип изоляции поликлиники для детей, отделения для взрослых и женской консультации, которая спроектирована отдельным блоком с изолированным входом на 1 этаже.

Центр социального обслуживания населения района Бирюлево Западное (Медынская ул., 11А)

Компактное здание Центра социального обслуживания населения района Бирюлево Западное (Медынская ул., 11А), строящееся на месте подстанции скорой помощи, выглядит очень современно. Оно маркирует нейтральное микрорайонное пространство «между» зданиями, делая его осмысленным и узнаваемым.

Входную зону акцентирует небольшое переходное пространство мини дворика под прозрачным навесом. Кабинеты вписаны в модульную сетку и расположены вокруг двух двухсветных залов — вестибюля и актового зала. Все они нанизаны на основную композиционную ось. В здании запланировано три подземных этажа и один технический этаж. Кроме того, предусмотрена эксплуатируемая кровля с небольшой рекреацией и озеленением. Колористическое решение фасадов сделано в «экологической» гамме — серых и коричневых оттенках облицовочного кирпича.

Новый перинатально-кардиологический корпус на территории ГКБ № 67 (ул. Саляма Адиля, 2/44) представляет собой динамичную овальную композицию, в которую заключены четыре функциональных блока: основной акушерский блок, кардиологический и педиатрический блок, консультативно-диагностический блок для женщин и детей раннего возраста и блок клинических кафедр. Связи между ними происходят в подземном уровне, а также через пересекающий внутренний дворик корпуса пешеходный переход, опирающийся на вертикальный коммуникационный узел. Проезд внутрь замкнутого объема корпуса решен через широкую прямоугольную арку.

Перинатально-кардиологический корпус на территории ГКБ № 67 (ул. Саляма Адиля, 2/44)

Наружные округлые фасады облицованы керамическими панелями трех терракотовых оттенков. Во внутреннем дворе фасады решены по типу плоского фасадного остекления с заполнением глухих частей цветным стеклом и глухими стальными фасадными плитами. В отделке выступающих элементов перекрытия применяется штукатурка с окраской.

Ряд проектов для московских клиник касается реконструкции существующих корпусов с организацией современной логистики, входных вестибюлей с рекреационными пространствами для пациентов, новыми вертикальными коммуникациями и новыми фасадами.

Так, лечебный корпус Гематологического научного центра на Аэропорту (Новый Зыковский пр., вл. 4) реконструируется исходя из потребностей четкого разделения стационарного и амбулаторного потоков, организации дополнительных связей между подразделениями и с корпусом клинических отделений, пристройки входных групп и рекреационного холла, реконструкции переходов к остальным отделениям Центра. Корпус получает также новые фасады с более активной цветовой гаммой и сохранением пропорций окон.

Лечебный корпус Гематологического научного центра на Аэропорту (Новый Зыковский пр., вл. 4)

Проект реконструкции терапевтического корпуса ЦКБ с поликлиникой Управделами президента в Кунцево (ул. Маршала Тимошенко, 15, стр. 5) также предполагает сохранение интересного по своей архитектуре здания 1981 г постройки. У него довольно необычная объемно пространственная структура — крестообразной формы из двух блоков, объединенных переходом, и выделяющимся протяженным фасадом с «гребенкой» ступенчато отступающих крыльев. Основной блок корпуса частично перепланируется и надстраивается полноценным верхним этажом, а также получает новую облицовку фасадов из керамогранита с сохранением прежних пропорций. Блок поменьше перестраивается полностью под современные нужды больницы.

Проект реконструкции терапевтического корпуса ЦКБ с поликлиникой Управделами президента в Кунцево (ул. Маршала Тимошенко, 15, стр. 5)

Ссылка на основную публикацию
×
×